Где я?
ББ-Home > Новости > 1/52 > О чем Билл Гейтс жалеет больше всего

О чем Билл Гейтс жалеет больше всего

Для бизнеса экспансия и рост естественны, если их ничего не сдерживает. Если какая-то компания может занять монопольное положение, она его занимает.
Но даже в частных руках монополии становятся менее эффективными и более оппортунистическими, что уж говорить про случаи, когда они находятся в руках государства.
В странах с рыночной экономикой регуляторы хорошо понимают это и пытаются препятствовать возникновению монополий, а по возможности и необходимости и прекращать их. Другое дело в странах, где свободная экономика существует только в виде деклараций и предвыборных обещаний.
Поэтому в одних странах «гуглы», если и не появляются, то в принципе возможны. У других стран нет даже надежды на их появление. Догадайтесь в каких? догадайтесь почему?

Билл Гейтс ненароком объяснил, как прижать к ногтю все эти компании-платформы

Нилай Пател

Bill Gates accidentally makes the case to regulate the hell out of platform companies

‘It really is winner-take-all.’

Nilay Patel

24 июня 2019 года

В этой получившей распространение в эти дни продолжительной беседе с венчурной компанией Village Global Билл Гейтс признался, что проигрыш Microsoft Android’у он считает своей «величайшей когда-либо совершенной ошибкой».

«Поэтому величайшая ошибка за все время состоит в том, что плохое управление, частью которого я был, привело к тому, что Microsoft не стала тем, чем стал Android», – сказал Гейтс, добавив, что «Android – это обычная не-Эппловская платформа для телефонов. Для Microsoft было естественным стать в этой области победителем».

Все это так, и вы можете найти куда больше информации об обстоятельствах, как компания упустила момент «мобилизации». Но для меня куда важнее то, что Гейст сказал дальше, поскольку это удивительным образом перекликается с нынешним обсуждением платформ, их регулирования и антимонопольного законодательства. Вот, например, – жирный шрифт мой:

Для платформ это очень рискованно… это рынки, где победитель получает все. На самом деле так. Если у вас есть 50% существующих приложений или 90% приложений, вы встали на путь к неизбежной кончине. На рынке есть место только для одной не-Эппловской операционной системы, и какова цена? 400 млрд долларов, которые перешли бы от компании G к компании M.

То, о чем говорит Гейст, обычно называют сетевым эффектом, который подразумевает, что ценность платформы для пользователей в действительности создается всеми остальными участниками этой сети. Проделана значительная работа по объяснению, как за последние несколько лет развивалась данная отрасль; вы, возможно, знакомы с Беном Томпсоном, предложившим тщательно проработанное обоснование сетевого эффекта под названием «теория агрегирования».

Что важно и достоверно установлено, сетевой эффект позволяет успешной платформе наращивать масштаб и сдерживать конкуренцию. Эту разрушительную комбинацию Гейтс называет «неизбежной кончиной». Это причина того, что так много технологичных рынков тяготеют к монополии или дуополии, взять те же Android и iOS, или гугловский поисковик, или Facebook, или Uber и Lyft, – сетевой эффект делает практически невозможным появление конкурента, поскольку тот не имеет возможности создать свою сеть. И у вас нет возможности выкупить себе избавление из этой ловушки: хорошо известно, что Microsoft платила разработчикам приложений за написание приложений под Windows Phone, когда не было другой возможности привлечь их внимание, и… это не сработало.

Гейтс мог бы сказать для объяснения, почему Windows Phone потерпел неудачу – она не имела экосистемы приложений, чтобы конкурировать с Apple и Android, – но то, что он описывает, объясняет саму причину, почему вопросы регулирования технологичных платформ являются острым предметом обсуждения во всем мире: в их случае вы не можете полагаться на конкуренцию, чтобы держать такие компании в узде, поскольку возникновение нового конкурента практически невозможно. Даже Microsoft это не удалось!

⇒ Новости ⇒ 1/52 ⇒ The Guardian vs. GAFA

Сетевой эффект (или теория агрегирования, или что бы то ни было еще, как ни назови) также объясняет, почему регуляторные подходы к, скажем, автомобильной отрасли, не очень хорошо подходят к технологичным отраслям: потребители покупают у Ford отдельный автомобиль, но не доступ к постоянно растущей экосистеме автомобилей, которая с каждым новым владельцем становиться сильнее и сильнее. Как пользователь вы можете с легкостью поменять Ford на Honda или на Chevy, но куда сложнее уйти с программной платформы с ее множеством взаимосвязанных взаимоподчиненных компонентов.

Именно поэтому Tesla удалось так необузданно ворваться на рынок, и именно поэтому сейчас на рынке такое наводнение новых автомобильных компаний. Но не наводнение новых поисковых систем или социальных сетей, или операционных систем для смартфонов.

Гейтс откровенно говорит об этом (и снова выделено мною):

Поэтому идея, что небольшие отличия могут усиливать друг друга, не работает применительно ко многим видам бизнеса. Если вы в бизнесе обслуживания, этого не существует. Но к софтверным платформам это применимо в высшей степени.

Все это достаточно зыбко, но вы интуитивно можете чувствовать эту проблему в условиях цифровой экономики, которая все в большей степени опосредуется горсткой таких платформ и компаний. Просто спросите любого, кто пытался уйти от iMessage или YouTube: в какой-то момент вы не просто уходите от продукта, вы уходите от миллионов других людей, и это запредельно усложняет вам задачу заработка где-либо еще. Facebook может позволить себе любые скандалы, какие захочет, но все продолжают им пользоваться, поскольку расставание себе дороже. Какой сигнал послал рынок Facebook, кроме дохода, выросшего за последний квартал на 26% в годовом выражении?

Если вы не можете послать сигнал рынку, голосуя своими деньгами, тогда вы должны голосовать своим голосом и требовать от политиков и регуляторов принятия жестких правил в части приватности и оппортунистического поведения, и разделения компаний с целью стимулирования конкуренции ради доверия потребителей и репутации, заложенных в эти правила. И именно это и происходит.

⇒ Новости ⇒ 1/52 ⇒ За Цифровую Женевскую конвенцию

Приведу последнюю цитату из Гейтса, к которой я бы хотел привлечь внимание – акцент снова мой:

Для меня поразительно, сделав одну из величайших ошибок за все время – там был и антимонопольный процесс и другие события, – что наши другие активы, Windows, Office, до сих пор остаются очень сильными, и поэтому мы ведущая компания. Если бы мы тогда сделали все правильно, мы бы были единственной ведущей компанией, но увы.

Каким образом был расчищен путь для Google, чтобы стать Google? А для Android, чтобы стать Android? Благодаря антимонопольному пристальному вниманию к Microsoft и Windows, которые были изначально монопольными платформами, эта дверь оказалась открытой. Предпочли бы вы иметь несколько компаний-лидеров или только одну? Больше конкуренции или меньше?

Все же сообразительный малый этот Билл Гейтс.

Top