Где я?

De-risking по-русски

В российской банковской системе козлища таки будут найдены и отделены от агнцев. В самые последние дни уходящего года в Думу был внесен законопроект о разделении банков на две категории – банки с базовой лицензией и банки с универсальной лицензией. С первых спроса будет меньше, но и прав у них будет примерно столько же, как у быков по сравнению с Юпитером.

Процесс монополизации банковской отрасли вступил в очередную фазу. Теперь часть банков, не имеющих достаточного капитала, чтобы претендовать на универсальную лицензию, будут ограничены в правах на совершение банковских операций. В первую очередь, им хотят запретить осуществление валютных операций и, следовательно, установление корреспондентских отношений с иностранными банками.

Тем самым, можно сказать, ЦБ провел de-risking сверху, поддержал наметившуюся в последнее время тенденцию, вызывающую обоснованную озабоченность в мировом банковском сообществе. Но, видимо, только не у российских экономических и финансовых властей.

Что такое de-risking

Корреспондентские отношения, устанавливаемые банки из разных стран друг с другом, позволяют осуществлять трансграничные платежи так, словно границ между государствами и не существует. Так, если вы хотите провести через свой банк платеж в Японию, у вашего банка должны быть установлены корреспондентские отношения с каким-нибудь японским банком; то же самое верное и для японского банка, если его клиенты имеют деловые отношения с российскими компаниями.

И для все более глобализирующегося мира, по мере того, как все больше стран выходит из изоляции и включается в мировую экономику, было бы логичным ожидать увеличения числа таких межбанковских связей. Но в последнее время по ряду причин, в т.ч. и связанных с безопасностью, наметилась тенденция к разрыву корреспондентских отношений. В первую очередь, под де-рискинг попали банки третьих стран (Африка, но не только).

При этом следует отметить, что сокращения межбанковских взаимоотношений проходят на фоне увеличивающегося числа трансакций. Таким образом, данную тенденцию нельзя объяснить уменьшением деловой активности в том или ином регионе, резко возросшими издержками и пр. Такая статистика свидетельствует о дальнейшей концентрации мировой банковской системы.

De-risking можно рассматривать как продолжение антиглобалистических настроений, завладевших в последнее время умами и чувствами политических и финансовых элит. В результате такой политики сокращаются финансовые потоки в развивающиеся страны, особо нуждающиеся в инвестициях, с одной стороны, и способные обеспечивать более высокий уровень дохода на вложенный капитал – с другой.

Предоставление таким странам необходимых инвестиций на местах помогло бы созданию созданию рабочих мест и ослабило бы миграционное давление на страны Европы, но, видимо, какая-то скрытая логика заставляет развитые страны пытаться плыть против течения.

Умом Россию не понять

Трудно себе представить, чтобы какой-то банк добровольно согласился на применение к нему процедуры de-risking‘а. Очевидно, отказ от корреспондентских отношений с банком для последнего означает не только сужение спектра осуществляемых операций, но и потерю клиентов, ориентированных на экспортно-импортные операции.

Еще раз повторимся, de-risking несет в себе риски не только для банковской отрасли той или иной страны или отдельных секторов экономики. По сути, это дискриминация со стороны более сильных в финансовом отношении международных банков, с развитой сетью, для которых потеря десятка-другого корреспондентов в странах «третьего мира» мира несущественна. Эти и целый ряд других проблем, связанных с de-risking‘ом, были в центре внимания экспертов на последнем Sibos‘е. И общее мнение было таковым, что проблемы требуют решения и не пора ли уже от de-risking‘а переходить к «re-risking’у».

Поэтому в столь критически неблагоприятной не только для банковской системы (не с точки зрения финансового состояния, а с точки зрения постигших пертурбаций и маячащих перспектив), но и для всей страны экономической ситуации вдвойне трудно понять логику ЦБ, решившегося принудительно подвергнуть банки «de-risking‘у», прикрываясь заботой о якобы их же благе. Не слишком ли много уже медвежьих услуг со стороны одного мега-ведомства в отношении целой отрасли, пусть и несовершенной, но, по большому счету, дошедшей до такого состояния при его же попустительстве?

Как будет выглядеть после всего этого «идеального шторма» банковская отрасль Российской Федерации, кажется, не знает до конца и сам Центробанк. Возможно, скрытых сил в ней окажется куда больше (хочется надеяться), и все потрясения будут скомпенсированы. Но конкурентоспособности такие действия главного надсмотрщика российским банкам точно не добавят. Равно как и всем тем, кого они в своей новой ипостаси будут обслуживать. Если будут.

Top